RUS
ARM
  • Регион
    • Все регионы
    • Армения
    • Азербайджан
    • Грузия
    • Турция
    • Иран
    • Карабах
    • Абхазия
    • Осетия
    • В мире
  • Новости по разделам
    • Все разделы
    • Политика
    • Экономика
    • Общество
    • Происшествия
    • Культура
    • Спорт
    • Аналитика
    • Интервью
    • В прессе
    • Выборы президента Армении
    • В Блогах
    • Комментарий дня
  • Об Агентстве
Джордж Фридман: Стратегия Польши
Armenia Today [ 02.09.2012 | 17:57 ] Политика , В прессе , В мире

Национальная стратегия Польши вращается вокруг одного экзистенциального вопроса: как сохранить национальную идентичность и независимость. Существование Польши, расположенной на Северо-Европейской равнине, которая часто подвергалась оккупации, во многом зависит от действий крупных евразийских держав. Именно поэтому история Польши выглядит беспорядочной, а ее положение постоянно менялось – от независимости и даже господства в регионе до полного исчезновения с карты и существования только в языке и памяти перед последующим ее возрождением.

 

Для некоторых стран геополитика имеет второстепенное значение. Независимо от того, одерживают они победу или терпят поражение, жизнь продолжается.  Однако для Польши геополитика – экзистенциальный вопрос: поражение неминуемо влечет за собой национальную катастрофу. По этой причине национальная стратегия Польши неизбежно несет на себе отпечаток страха и отчаяния. История этого государства свидетельствует о том, что катастрофа может произойти в любой момент.

 

Перед тем, как начать разговор о национальной стратегии Польши, стоит вспомнить о том, что в XVII веке Польша в союзе с Литвой была одной из крупнейших европейских держав. Ее территория простиралась от Балтийского моря почти до Черного, от западной Украины до германских регионов. К 1795 году Польша перестала существовать в качестве отдельного государства, а ее территории разделили между собой Пруссия, Россия и Австрия.

 

Свою независимость Польше удалось вернуть только по окончании Первой Мировой войны – это было прописано в Версальском договоре в 1919 году – после чего ей вновь пришлось отстаивать свое право на существование в борьбе с Советами. Польша снова попала в подчинение к  иностранному государству, когда в 1939 году в нее вторглась Германия. Статус государства был документально закреплен за Польшей в 1945 году, однако вплоть до 1989 года она находилась под властью Советов.

 

Хорошо усвоив уроки истории, Польша понимает, что ей необходимо сохранять свою независимость и избегать иностранной оккупации – эта цель превосходит все остальные задачи в психологическом и практическом смысле. Экономические, институциональные и культурные вопросы важны, однако анализ позиций Польши всегда должен опираться на этот ключевой фактор.

 

Ускользающая безопасность Польши

 

Перед Польшей стоят две стратегические проблемы. Первая проблема – ее география. Карпаты и горы Татры обеспечивают некоторую безопасность польского юга. Однако территории на востоке, западе и юго-западе  страны представляют собой равнину, на которой есть только реки, являющиеся довольно слабыми препятствиями. Естественно через эту равнину пролегали пути наступления великих держав, в том числе - наполеоновской Франции и нацистской Германии.

 

В XVII веке немцы были разбросаны по всей территории Священной Римской империи, а Россия все еще продолжала формироваться в качестве единого государства. Северо-Европейская равнина стала для Польши хорошим шансом. Польша смогла закрепиться на этой равнине и могла защитить себя от нападения с любой стороны, но ей стало крайне трудно защищать себя от нескольких держав, наступающих с разных сторон. Если Польша сталкивается с тремя противниками, как это произошло в XVIII веке с Пруссией, Россией и Австрией, защитить себя она не способна.

 

Существование таких мощных держав, как Россия и Германия, представляет для Польши экзистенциальную проблему, идеальное решение которой – стать буфером, который Берлин и Москва уважают. Еще одним возможным решением может стать альянс с одной из этих двух стран, созданный с целью защиты. Второе решение представляется невероятно трудновыполнимым, поскольку зависимость от России или Германии предполагает возможность поглощения или оккупации. Третье возможное решение для Польши – найти другое стороннее государство, которое гарантировало бы ее интересы.

 

Именно это и сделала Польша в 1930-х годах, заключив союз с Британией и Францией. Недостатки подобной стратегии очевидны. Во-первых, возможно, необходимость прийти Польше на помощь может противоречить интересам гаранта ее безопасности. Во-вторых, это может оказаться просто нереальным, если этому государству самому угрожает опасность. Ценность гарантий со стороны третьего государства заключается исключительно в сдерживании нападения а, если этого сделать не получается, то в желании и готовности выполнить свои обязательства.

 

С 1991 года Польша стремилась использовать уникальную возможность, которая была ей недоступна прежде: членство в международных организациях, - таких, как Евросоюз и НАТО. Такое членство необходимо для обеспечения защиты вне рамок двусторонней системы. Более того, членство в этих организациях объединяет Германию и Польшу в рамках единой политической структуры. Таким образом, оно гарантирует безопасность Польши и снимает потенциальную угрозу со стороны Германии.

 

Это решение оказалось весьма эффективным, поскольку Россия в тот момент была слабой и занималась решением внутренних проблем. Но история Польши показывает, что российская динамика периодически меняется, и Польше нельзя полагаться на то, что Россия вечно будет оставаться слабой и смирной. Как и все остальные государства, Польша должна строить свою стратегию на наиболее неблагоприятном сценарии развития событий.

 

Это решение также не лишено недостатков, поскольку оно основывается на тезисе о том, что НАТО и Евросоюз – надежные институты. Если Россия проявит агрессию, способность НАТО ввести в бой войска для противостояния России будет в большей степени зависеть от американцев, чем от европейцев. В основе холодной войны лежала борьба за влияние на Северо-Европейской равнине, и эта война принесла с собой 40 лет риска и издержек. Польша не может рассчитывать, что американцы готовы пойти на такое снова, по крайней мере, в контексте НАТО.

 

Более того, Евросоюз не является военной организацией, он представляет собой экономическую зону свободной торговли. Как таковой, он имеет немалую ценность для Польши в сфере экономического развития. Однако степень его влияния на Германию сейчас подвергается сомнению. Отношения внутри Евросоюза сейчас чрезвычайно напряженные, а его будущее остается неясным. Существуют сценарии, согласно которым Германия, не желая брать на себя расходы по сохранению Евросоюза, может ослабить свои связи с этим блоком и сблизиться с Россией. Возникновение Германии, не связанной ни с какой международной европейской организацией и укрепляющей экономические связи с Россией, как раз и является наиболее неблагоприятным сценарием для Польши.

 

Очевидно, тесные связи с НАТО и Евросоюзом – это основное стратегическое решение Польши, но жизнеспособность НАТО в качестве военной силы весьма сомнительна, а будущее Евросоюза туманно. Это лежит в основе главной стратегической проблемы Польши. Когда Польша обрела независимость в ХХ веке, она стремилась вступить в международные альянсы, чтобы защититься от России и Германии. Одним из таких альянсов был блок «Междуморье»  - это понятие в промежутке между двумя мировыми войнами ввел польский  генерал Юзеф Пилсудский, который призывал к формированию союза, в состав которого должны были войти государства Центральной Европы от Балтийского до Черного моря, для совместного противостояния Германии и России. Концепт «Междуморья» не прижился, и ни один из этих многосторонних альянсов не смог помочь Польше в решение ее проблем.

 

Вопрос времени

 

В распоряжении Польши сейчас есть три плана действий. Первый из них заключается в том, чтобы делать все возможное для поддержания жизнеспособности НАТО и Евросоюза и сохранения Германии в их составе. Чтобы осуществить это, у Польши недостаточно влияния. Второй вариант – установить отношения с Германией или Россией, чтобы гарантировать свои интересы. Разумеется, возможности наладить эти отношения у Польши весьма ограничены. Третий план действия заключается в том, чтобы найти стороннее государство, готовое гарантировать ее интересы.

 

В настоящее время таким государством являются США. Однако США после всех испытаний, с которыми им пришлось столкнуться в арабском мире, постепенно движутся в сторону более отстраненной позиции сохранения равновесия сил. Это вовсе не означает, что США равнодушны к тому, что происходит на севере Европы. Рост влияния России и потенциальный российский экспансионизм, который нарушит равновесие сил в Европе, очевидно, не отвечает интересам Вашингтона.  Но учитывая, что США уже вступают в фазу зрелости в качестве мировой державы, они могут себе позволить наблюдать за тем, как баланс сил в регионе стабилизируется естественным путем, и не вмешиваться, если угроза недостаточно значительна.

 

В 1930-х годах планом Польши было найти гаранта ее безопасности, который мог бы стать для нее главным средством спасения. Она справедливо полагала, что ее собственной военной мощи будет недостаточно для защиты от Советов или немцев и совершенно недостаточно для защиты от обоих противников сразу. Она понимала, что ей придется подчиниться этим державам, если она не обратится к третьей стороне, которая могла стать гарантом безопасности. В таких обстоятельствах, как бы Польша ни пыталась наращивать свою военную мощь, справиться в одиночку она не смогла бы.

 

Анализируя ситуацию, поляки в целом были правы, однако они упустили из вида важнейший компонент вторжения: время. Независимо от того, предполагает ли вмешательство в защиту Польши атаку на западе или непосредственное вторжение в Польшу, сама подготовка такого вмешательства может потребовать больше времени, чем польская армия имела в своем распоряжении в 1939 году.

 

Это указывает на два аспекта в отношениях Польши и США. С одной стороны, крах Польши во времена расцвета России лишит США ключевого оплота в борьбе с Россией на Северо-Европейской равнине. С другой стороны, вмешательство немыслимо при условии недостатка времени. Способность польских вооруженных сил сдержать или отсрочить нападение России для того, чтобы у США  - и у других европейских союзников, которые располагают ресурсами и желанием вступить в коалицию - было достаточно времени для оценки ситуации, планирования ответных действий и затем ответа, должно стать ключевым элементом польской стратегии.

 

Возможно, Польша не может защищать себя в одиночку вечно. Ей нужны гаранты ее безопасности, чьи интересы совпадают с ее собственными. Тем не менее, даже имея поддержку таких гарантов, Польша, руководствуясь историческим опытом, понимает, что она сама должна быть способной вести сдерживающие операции в течение, по крайней мере, нескольких месяцев, чтобы выиграть время для вмешательства ее союзников. Разумеется, она не сможет справиться с совместной русско-немецкой атакой, и такие нападения с разных фронтов уже случались в истории Польши. С ними справиться невозможно. А с нападением с одного фронта  - можно, и подготовка к такому нападению целиком ложится на плечи Польши.

 

Это - вопрос экономики и национальной воли. За последние годы экономическая ситуация в Польше радикальным образом улучшилась, однако создание эффективной армии требует времени и средств. Время у поляков есть, поскольку угроза со стороны России скорее теоретическая, чем реальная, а их экономика достаточно жизнеспособна, чтобы поддерживать значительный военный потенциал.

 

Главный вопрос – это национальная воля. В XVIII веке крах польского государства стал результатом не только угрозы, пришедшей одновременно с нескольких фронтов, но и отсутствия внутреннего единства среди польской знати. В период времени между двумя мировыми войнами, у поляков была воля к сопротивлению, однако она далеко не всегда подразумевала желание взять на себя ответственность за оборону, и поляки предпочитали считать, что ситуация была не настолько ужасной, какой она в реальности оказалась. В наши дни стремление скорее верить в Евросоюз и НАТО, чем признать, что государства, в конечном счете, должны самостоятельно гарантировать свою национальную безопасность, это та проблема, которую Польше необходимо решить.

 

Польша может предпринять некоторые дипломатические шаги. Участие Польши в делах Украины и Белоруссии кажется стратегически здравым решением – эти государства представляют собой буфер, который защищает восточную границу Польши. Вероятнее всего, Польше не удастся победить Россию в дуэли за влияние в этих двух странах, однако ее действия представляются оправданным маневром в контексте более масштабной стратегии.

 

Польша может охотно придерживаться стратегии, которая предполагает постоянное союзничество с Германией и постоянную слабость и отсутствие агрессивности со стороны России. И она с большой долей вероятности может оказаться права, но все-таки это - дело случая. Полякам известно, что Россия и Германия могут менять режимы и стратегии с поразительной скоростью. Консервативная стратегия требует двусторонних отношений с США, основанных на осознании того, что США рассчитывают на сохранение баланса сил, а не на необходимость вмешательства их собственных вооруженных сил, если только это не является последним шансом на спасение. Это означает, что Польша должна быть способной поддерживать некий баланс сил и противостоять агрессии, имея в своем распоряжении достаточное количество времени для того, чтобы США могли принять решение и подготовиться. США могут поддерживать безопасность на Северо-Европейской равнине далеко к западу от Польши и заключать союзы с более сильными государствами на западе. Оборона восточной границы требует от Польши ее собственных усилий, а это, в свою очередь, стоит больших денег. Очень трудно расставаться с такими деньгами, особенно - если угроза может так никогда и не материализоваться.

 

Джордж Фридман (George Friedman), ("Stratfor", США)


Ссылки по теме Print Send
На эту тему материалов нет

Loading ...
Внимание
Политика
Печальные итоги четырехдневной войны
События, произошедшие и происходящие в настоящее время после четырехдневной войны в Арцахе, наглядно высветили насколько серьезно положение Армении и Арцаха. Правящая элита Армении оказалась неспособной
Политика
Каковы результаты спровоцированной Азербайджаном войны в Карабахе?
Так неожиданно начавшаяся война в Нагорном Карабахе так же неожиданно и завершилась. Вернее завершилась ее первая часть, поскольку настоящей войной при имеющемся у Азербайджана арсенале оружия назвать ее сложно
Политика
100-летие Геноцида армян и вопросы непосвященного
Армения и весь цивилизованный мир широко отметили столетнюю годовщину Геноцида армян в османской Турции. Руководство Армении и наша церковь провели огромную работу по организации и проведению мероприятий в эти два-три дня.
Экономика
Так жить нельзя
Настойчивые усилия Правительства Армении и правящей партии по реформированию пенсионной системы Республики путем внедрения обязательной накопительной составляющей для лиц, рожденных после 1974 года, сформировали мощное протестное движение
Экономика
Грант Багратян: Читаю «профессиональный» анализ премьер-министра и недоумеваю
На первый взгляд кажется, что сейчас не мне следует вмешиваться в «дебаты» между вторым президентом РА и премьер-министром. Я и политический, и экономический оппонент обоих.
Экономика
Грант Багратян: Даже по европейским стандартам мы потребляем самый дорогой газ
Накопленная за последние дни информация о ценах на газ вызывает удивление. Руководитель компании «Газпром» А. Миллер недавно в Ереване заявил, что Армения отныне будет получать газ по внутренним российским ценам
Общество
Главный проспект: реконструкция или деконструкция?
Как известно, комфортная городская среда не может существовать без обширных зелёных территорий - газонов, скверов, бульваров и парков. Действительно, значение зелёных насаждений в черте города трудно переоценить
Общество
О личной морали и политической ответственности
Чем опасно морализаторство в политических и социальных вопросах? В формате, большем, чем семья, понятия типа «благо», «справедливость», «добро», «порядочность», «честность» становятся настолько неопределенными
Общество
Семнадцатилетний бизнесмен: Хочу доказать, что не все хорошие компании рождаются в гараже
О том, как можно добиться успеха в 17 лет, мы узнали от Гарри Садояна, который, будучи школьником, открыл свой бизнес в Лос-Анджелесе…
Спорт
Карабах: Результаты археологического исследования Тигранакерта в 2010г.
Археологическое исследование Тигранакерта – наиболее успешное предприятие последний лет по обнаружению, исследованию, презентации армянского культурного наследия и превращению его в часть современного культурного процесса
Аналитика
Эрдоган утверждает, что Геноцида не было, поскольку не все армяне были убиты
Через несколько дней после хитрого заявления, обнародованного 23 апреля, которое ввело некоторых людей в заблуждение, заставив поверить, что якобы премьер-министр Турции признает Геноцид армян, Эрдоган изменил свою позицию
Аналитика
Карен Агекян: В Украине все гораздо хуже
В Украине по сути нет коллаборационизма, там все гораздо хуже. Если обратиться к истории, организованный коллаборационизм всегда прикрывался и обосновывался патриотизмом и часто даже был по-своему патриотичным.
Аналитика
Швейцария должна опротестовать вердикт Европейского суда по поводу Геноцида армян
Перинчек – руководитель малозначимой турецкой партии, в 2005г. отправился в Швейцарию с намерением выяснить, как швейцарские власти осмелятся наказать его за отрицание Геноцида армян. Он нагло назвал Геноцид армян «международной ложью».
В прессе
Кто станет крестным отцом Курдистана?
Если в прошлом ноябре Реджеп Эрдоган думал, что сбив российский бомбардировщик СУ-24, он может укоротить ближневосточные амбиции Владимира Путина, то ныне он точно жалеет об этом.
В прессе
Последний исход христиан с Ближнего востока
Мусульманские завоевания, падение Константинополя, распад Османской империи — эти три катастрофы восточные христиане смогли пережить. Испытание «Исламским государством» станет решающей схваткой.
В прессе
Откуда взялось и чем прославилось боевое крыло турецких ультраправых?
«Серые волки» появились на свет в конце 1960-х, когда турецкой ультраправой «Партии националистического движения» и ее харизматичному лидеру — полковнику Алпарслану Тюркешу, большому поклоннику фюрера и открытому фашисту
В Блогах
Хотят ли выселенные армяне вернутся в Крым?
Указ президента России Владимира Путина о реабилитации этнических меньшинств, выселенных из Крыма при сталинском режиме, вызвал у армянской общины надежды на возвращение армян на полуостров.
В Блогах
ОДКБ ищет новых партнеров
Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ), оборонный блок под предводительством России, объявила сегодня о прекращении всех контактов с НАТО.
В Блогах
Власти Грузии рассмотрят введение запрета на однополые браки
Когда на прошлой неделе премьер-министр республики Ираклий Гарибашвили предложил прописать в конституции запрет на однополые браки, показалось, что он затронул самый неактуальный вопрос в Грузии.

© 2007-2009 ИА ARMENIAToday
При полном или частичном использовании материала ссылка (в интернете - гиперссылка) на ARMENIA Today обязательна, даже если мы ссылаемся на другие источники.
Мнение ARMENIA Today может не совпадать с мнением авторов отдельных материалов.
ARMENIA Today не несет ответственности за содержание рекламы.
Rambler's Top100